ananda: (Лапы)
Было время я грезил Домом. Было время - Дом тёк по венам. Переливаясь по томным склонам - из рук чутких к неведомым коленям.
Теперь яснее, дороже, чище - ту тёплую тоску встречаю. И вижу то едино внутри живное - о нутрей вере, о Доме-Храме.

...Тот - toten... Тотем - на сваях, на языке зверьного леса. С покатыми боками из соломы, из деревьев... мало ли - но: вместитель веса.
Плоть, тело, место, точка.
Мечта, но лишь Мечты кусочек.

А Это всё - в Душе, и в Духе, в Кассиопеи ласковых касаниях.
И - медленно - искать проталину, дышать отдушину - в Инь-Янье...


х х х

И не бездомностью оно у них звалось, а неприкаянностью. И дом физический - это в каком-то роде остановка. К этому надо прийти. И Дом - это, понимаю, - для меня связано с Женщиной, спасибо двум парам тонких знаков, слитых в звёздную надежду, вслед за Лебедем, напротив Лосихи..

Остановиться.
Увидеть, что внутри дома себя.

Увидеть ту широкую пустоту, что накрывает иногда (как описать её?), когда себя не чуешь, чуешь только якорь, маленькую точку где-то в центре огромной сферы-тебя (от нескольких метров до нескольких километров - было)

х х х

Друзья, приходите в гости. Двери открыты.
ananda: (Default)
И те, кто стремятся к озерам в лесном подлунье - мне дороги особенно, даже без взгляда в глаза, ещё до касания руки.

...
Вернувшись, вхожу туда, где дом ищет меня в себе. Жаль, я в нём ищу себя лишь понарошку. Мне затоку-излучину подавай, да лук тугой натянутых на ветру сосен. Друга верного, да мысль чистую... На несколько ночей её - ширь стенную свою - оставил, исстудил, не давая тепла белой коже жаркой страсти печи. Но верно говорили мои последние гости о здешнем уюте, и купол шатра и свет тёплый и тени мягкие уже кутают. Шерсть зверей ушедшими их телами теплится, спальник, знавший со мной столько высот, столько ночей и столько снов - плащом согреет. А на краю - желание души близкой, ищущей те же леса... Но уже вижу перепутье. Раньше уйти в одиночье было сложнее, сейчас старый внутри появляется выбор дорог. Не скажу ещё себе, куда готовы смотреть глаза соколов, как пробуют они крыло - посолонь ли? - но те, кто стремятся к озёрам в лесном подлунье - мне дороги...


Вдоль путей-дорог на деревах спящих - тела плотные
сжатокарие.
в плащи крыльев кутаются ястребы
ранние.
знать нелегко всех сов знать знать,
скоро им кричать -
как просядет лёд,
и чибиса
слог:
звучное,
неземное,
вырвется в исток
синих туманов
над вздохом холматой груди...



Спасибо Насте и Саше за травы, что дарят тепло сейчас. За повёрнутость к тем, кто.
ananda: (Default)
Оказывается, в ранних версиях "Хоббита" Беорн звался Медведом)

tolkien.su:
В ранних версиях персонаж Беорна звали русским словом «Медведь» (Medwed). Так даже называлась целая глава в «Хоббите», которая затем получила название - «Queer Lodgings». Как пишет Д. Андерсон, с этим словом Толкин познакомился в творчестве своего близкого друга, преподавателя английского языка в колледже лондонского университета, Р. В. Чэмберса (R.W.Chambers). Последний в своем исследовании различных историй о детях медведей и их связи с «Беовульфом» упоминал русскую сказку, посвященную Ивашко-Медведко (т.е. дословно «Ивашко, поедателю меда»). Это был получеловек-полумедведь, сын человеческой женщины и медведя. Толкин англизировал имя «Medvedko», получив форму «Medwed». Однако потом Толкин заменил Медведя древнеанглийским словом «Беорн», как более соответствующим миру «Хоббита».



Ну а дальше - просто о Доме:

Беорн жил в большом деревянном доме, расположенном в дубовой роще, которая находилась между восточным берегом Андуина и западной окраиной Чернолесья. Рядом с жилищем были пчелиные пастбища, в основном состоящие из разных видов клевера. Владения Беорна окружала высокая терновая изгородь, в которой были сделаны большие ворота из дерева. За изгородью располагались сады, огороды и несколько низких деревянных строений (некоторые из них были крыты соломой и построены из необтесанных бревен): амбары, конюшни, сараи и длинный дом. Также там находились многочисленные ряды ульев.

...
Не ел мясо домашних животных, а также не охотился и не ел диких зверей (как и Берен). Содержал в хозяйстве домашний скот, лошадей, пони, пчел и собак. Любил своих животных, как детей. Говорил на языке животных, который понимали пони и собаки. Беорн был хорошо знаком с Радагастом, который тоже предпочитал эльфам и людям общество зверей и птиц. С людьми Беорн общался очень мало, не отличался вежливостью, практически никого и никогда не приглашал в дом и имел всего нескольких друзей. Говорил на западном языке (Общем Наречии). Хорошо знал Туманные Горы и Чернолесье и связанные с ними предания. Часто взбирался на скалу посредине Андуина, в которой он сделал ступени и которую называл Каррок, и смотрел на Туманные Горы. Беорн не интересовался золотом, серебром и драгоценными камнями и даже не держал в доме ничего металлического, за исключением нескольких ножей.


Иногда меня называли медведем)...Звери, птицы...
Вот в Лес отселюсь, шерстью поросту...
ananda: (Default)
Жить в Доме с большой печью. Лес, Река с излучиной - гаванью.

Да, впрочем и сейчас - Огонь потрескивает, гудит, стены мягкие, играют тенями. Пол не

плоский, как и земля не ровна везде. Вязанка тростника в углу по левую руку, выдолбленное

окно в дерево - по правую. Первые шаги...

Дом не мой,зверьми немой. Центральная балка комнаты навечно установила компас в унисон с душой - и на желанный Север, и на зовущий Юг, за спиной - горячие тела камней. Хлопанье крыльев белых мух за окнами в неровных рамах слышится настоящее. Узоры на ограненных стёклах напоминают ткань синих карпат, где давно-давно не был и соскучился.

Не вижу себя возвратившимся в бетонную коробку, где слишком ровные линии. Хотя всё можно преобразовать и смягчить. Да и сейчас охочу понемногу живое зелёное, чтобы украсить одну лестницу в одном подъезде - создать ещё одну красивую радующую иллюзию.

Profile

ananda: (Default)
ananda

April 2011

S M T W T F S
     1 2
3456789
101112 13141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios