ananda: (Вереск)
Утро.
Снова каждый день просыпаюсь где-то около рассвета. После - или сон, или Солнце. Значит скоро Лето.

Лёд озёр, у которых ходил вчера - всех оттенков неба и синевы. От лазури до вязкого фиолетового. Рыхлый, вбирающий солнечные лучи, но от берега не отполз пока, не дал мне открыть купальный год. На том берегу вижу его крепче - ноги несут туда, неясно зачем. По пути - вижу на глади юркие шарики, словно лёдные мышата вылезли из нор и перекатываются в последний раз по крышам своих тоннелей - увлеклись, меня не заметили, показались - и я теперь о их существе знаю и нет пути назад. Но я моргнул. Мир извернулся и показал вместо мышат восемь молодых трясогузок, перебегающих на тонких ножках по синему и лазурному, меряя слаженным хаосом оттенки марины. Потешно потренькивая, ребята птицые собирали в оттаивающем щите что-то съедобное - китов, креветок или анчоусов. Мушек, мошек, вмёрзших залюбовавшихся на Зиму кошек...

Ну как тут не расхохотаться! Сорвались в тонких коленках быстрые пружинки - и маленькая стая вертолётами двинулась на север. Через сорок метров (метросороки, метросойки, метродятлы) север начался и экспедиция по выковыриванию Всего из приполярных льдов вновь развернула поисковые работы.

А я, хай-я! - пошёл к ещё стйкому - видать, моему последнему в этом воспоминании о долгой Зиме - пятачку крепкого льда, чтобы завершить круг.
Рыхлый, у тел тростников протаявший насквозь каналами-шахтами, пористый лёд меня держал, питая щекотку осторожности и (как сейчас вижу) знание во что бы то ни стало Зиму таким образом закрыть совсем. Дуга от берега к берегу, земли не касаясь.

Камень оранжевый, карий и пронзительно белый.

По берегу, по травам седым, изрытым ходами. Под снегом тут были переулки и перебежки - внимательный взгляд совы из другого мира. Чувство воды возвращается. Так в конце концов нахожу ручьи в горах ещё до звука - по запаху. И грибы.

Х Х Х
ananda: (Default)
И те, кто стремятся к озерам в лесном подлунье - мне дороги особенно, даже без взгляда в глаза, ещё до касания руки.

...
Вернувшись, вхожу туда, где дом ищет меня в себе. Жаль, я в нём ищу себя лишь понарошку. Мне затоку-излучину подавай, да лук тугой натянутых на ветру сосен. Друга верного, да мысль чистую... На несколько ночей её - ширь стенную свою - оставил, исстудил, не давая тепла белой коже жаркой страсти печи. Но верно говорили мои последние гости о здешнем уюте, и купол шатра и свет тёплый и тени мягкие уже кутают. Шерсть зверей ушедшими их телами теплится, спальник, знавший со мной столько высот, столько ночей и столько снов - плащом согреет. А на краю - желание души близкой, ищущей те же леса... Но уже вижу перепутье. Раньше уйти в одиночье было сложнее, сейчас старый внутри появляется выбор дорог. Не скажу ещё себе, куда готовы смотреть глаза соколов, как пробуют они крыло - посолонь ли? - но те, кто стремятся к озёрам в лесном подлунье - мне дороги...


Вдоль путей-дорог на деревах спящих - тела плотные
сжатокарие.
в плащи крыльев кутаются ястребы
ранние.
знать нелегко всех сов знать знать,
скоро им кричать -
как просядет лёд,
и чибиса
слог:
звучное,
неземное,
вырвется в исток
синих туманов
над вздохом холматой груди...



Спасибо Насте и Саше за травы, что дарят тепло сейчас. За повёрнутость к тем, кто.
ananda: (Default)
там, где во'роны играли в снегу, остались строчки шагов птицых, рыхлёный лезвиями перьев снег, и отворённой рукой-веером - отпечатки раскрытых чёрных хвостов. скоро поплывут в небе влюблёнными парами, переворачиваясь на лету на спину.. как они видят мир тогда? и что за человек Гед Ястреб?

Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com

Profile

ananda: (Default)
ananda

April 2011

S M T W T F S
     1 2
3456789
101112 13141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios